Эпосы, легенды и сказания




















Настя Рыбка Дневник по соблазнению Миллиардера, или Клон для олигарха
Дневник по соблазнению Миллиардера, или Клон для олигарха
Дневник бедной белорусской студентки Насти, в котором она рассказывает, как соблазнила миллиардера, вошедшего в список 100 богатейших людей планеты по версии Forbes.
Настя попадает на яхту к миллиардеру. Наняв тренера по соблазнению, она, выполняя все его задания, влюбляет в себя олигарха. Но не все так просто. С первыми успехами у нее появляются весьма могущественные враги, кроме того, Настя узнает, что попала на яхту не случайно: ее отобрали для жуткого эксперимента. Сможет ли она со своим тренером выпутаться из этой ситуации?...
Долгополов Н. М. Легендарные разведчики - 2
Легендарные разведчики - 2
В новой книге "Легендарные разведчики-2" из молодогвардейской серии "ЖЗЛ" вам предстоит познакомиться с героями, с которых лишь недавно снят гриф "Совершенно секретно". Их открывает для вас дважды лауреат литературной премии Службы внешней разведки РФ писатель Николай Долгополов. И потому знакомство с Героями России Алексеем Козловым и Жоржем Ковалем, нелегалами Михаилом и Елизаветой Мукасей, Еленой Модржинской, Иваном Михеевым, нашими агентами Клаусом Фуксом и членом "Кембриджской пятерки" Дональдом Маклейном, настоящим подполковником Рудольфом Абелем, а не полковником Вильямом Абелем - Фишером… станет для читателя откровением. Автор не мог не возвратиться к прежним Героям - тому же Вильяму Фишеру, Рихарду Зорге, о деятельности которых за последнее время стало известно немало нового. Изложена версия гибели великого Николая Кузнецова. В книге дан ответ на часто задаваемый вопрос: был ли разведчиком академик Евгений Примаков, спасший Службу внешней разведки от грозившего ей в начале 1990-х развала? Здесь же рассказ о Герое России Икс, чье имя пока не раскрыто. Есть в "Легендарных разведчиках-2" и некий момент мистификации. Среди персонажей этой книги и любимица главарей Третьего Рейха - русская актриса Ольга Чехова. Но была ли она советской разведчицей?...
София Аморусо #Girlboss. Как я создала миллионный бизнес, не имея денег, офиса и высшего образования Girlboss
#Girlboss. Как я создала миллионный бизнес, не имея денег, офиса и высшего образования
В 2005 году двадцатилетнюю Софи Аморузо с позором уволили из обувного бутика, а в 2014 она уже была владелицей бизнеса, стоимостью в 100 миллионов долларов. Что произошло в эти девять лет, которые превратили юную феминистку, бунтарку и отъявленную лентяйку в создателя самого быстрорастущего в Америке ретейла? Особенно если учесть, что у Софи Аморузо не было ни образования, ни богатых родителей, ни даже возможности взять кредит. Эта книга - коллекция лафхаков, сдобренных неординарным личным опытом. Она рассказывает, как добиться невероятного успеха, даже если ты совершенно не умеешь играть по правилам бизнес-сообщества. #Girlboss - источник вдохновения для женщин, решивших перекроить свою жизнь и стать тем, кем они даже не мечтали.

Как и все книги издательства "Одри", #GIRLBOSS - настоящая инструкция по исполнению мечты. Мечты о своем бизнесе, о грандиозных проектах, о финансовой свободе, об обретении призвания.
Благодаря этой книге, ты вместе с Софией Аморузо сможешь:
• создавать первые винтажные луки из одежды, найденной в секретном секонд-хенте;
• погружаться в безумный азарт аукционов на eBay;
• придумывать и воплощай в реальность сайт своего бренда;
• заключать договоры с культовыми дизайнерами, не принимая отказов;
• наблюдать, как твой бизнес растет на 700% в год;
• купить дом с бассейном и отпраздновать очередную победу в любимом Старбаксе;
• создать свою философию и строго ей следовать;
• незаметно для себя превратиться из обычной девчонки в настоящую #ГЕРЛБОСС!!!...
Михаил Ширвиндт Мемуары двоечника
Мемуары двоечника
Автор книги - известный продюсер и телеведущий Михаил Ширвиндт, сын всеми любимого актера Александра Ширвиндта. Его рассказ - настоящее сокровище на полке книжных магазинов. Никаких шаблонов и штампов - только искренние и честные истории. Александр Ширвиндт. При упоминании этого имени у каждого читателя рождается ассоциация с глубоким и умным юмором. Яблоко упало недалеко от яблони, и книга Ширвиндта Михаила пропитана все тем же юмором, иронией, - и, что особенно ценно, самоиронией. Видимо, это в семье родовое.
С первых страниц книги автор приводит вас в свой дом, свою жизнь. Он рассказывает о ней без прикрас, не позируя и не стараясь выглядеть лучше, чем он есть. В книге, кроме семьи Ширвиндтов, вы встретитесь со многими замечательными людьми, среди которых Гердты, Миронов, Державин, Райкин, Урсуляк и другие.
Автор доверил вам свою жизнь. Читайте ее, смейтесь, сопереживайте, учитесь на опыте и жизненных историях этой неординарной семьи....
Джеки Чан, Чжу Мо Джеки Чан. Я счастливый
Джеки Чан. Я счастливый
Эта искренняя книга - живой и правдивый образ, сотканный из воспоминаний великого актера, обычного человека, которому хватало смелости делать необычные вещи. Вместе с ним вы заново пройдете этот путь от постановщика трюков малобюджетных роликов до режиссера и актера кассовых картин, от бедного официанта до мецената и коллекционера антиквариата. 
Прикоснитесь к истории человека, ставшего легендой при жизни!

Бесконечно искренняя и трогающая до глубины души автобиография человека, которым многим знаком с детства. История человека, сделавшего себя с нуля и ставшего легендой при жизни: Джеки прошел путь от постановщика трюков малобюджетного фильма до режиссера и актера кассовых фильмом, от бедного официанта до мецената и коллекционера антиквариата. Это очень искренняя книга, которая полна смешных историй и шокирующих признаний. Как опытный режиссер, Джеки Чан не просто повествует о своей жизни, но создает несколько временных пространств перенося читателя то в начало своего карьерного пути, то в детство, а оттуда на съемочную площадку в Мьянме под проливные дожди. Это невероятно интересное путешествие, в котором читатель точно не соскучится.

"Первая книга с откровенными признаниями о своей жизни из уст самого Джеки Чана. Некоторые моменты могут удивить и даже шокировать тех, кто следит за творчеством актера. Перед нами Джеки открывается совершенно с иной стороны."

Булат Низамов, JC Российский Клуб



"..В этой книге вы найдете не только историю человека, который, в прямом смысле слова, сделал себя сам и прославился на весь мир, но и секреты успеха, которые полезно будет узнать каждому. Любовь к своим близким, верность друзьям, уважение к зрителям, а также колоссальные трудолюбие, работоспособность, вера в собственные силы и та самая доброта - все это лежит в основе головокружительной карьеры легендарного Джеки Чана."

Александр Невский (актёр, сценарист, режиссёр, продюсер и культурист)



По результатам исследования, опубликованного ИТАР-ТАСС, Джеки Чан вместе с Путиным, Хабенским и Ди Каприо вошел в десятку мужчин, которыми в России восхищаются больше всего....
Марина Цветаева Марина Цветаева. Письма 1933-1936
Марина Цветаева. Письма 1933-1936
Книга является продолжением публикации эпистолярного наследия Марины Цветаевой (1892-1941). (См.: Цветаева М. Письма. 1905-1923; 1924-1927; 1928-1932; М.: Эллис Лак, 2012, 2013, 2015). В настоящее издание включены письма поэта за 1933-1936 гг., повествующие о жизни и творчестве Цветаевой во Франции. Большую часть тома составила переписка с В.В.Рудневым, редактором известного эмигрантского журнала "Современные записки", в котором были опубликованы крупные прозаические произведения Цветаевой. Представлен значительный корпус писем к В.Н.Буниной, рассказывающих о работе Цветаевой над очерком "Дом у старого Пимена". В книгу включен также большой блок писем к Н.А.Гайдукевич и А.Э.Берг, отражающих душевное состояние М.И.Цветаевой, трудности ее семейной и бытовой жизни, а также письма к молодому поэту А.С.Штейгеру, над которым она взяла "материнское" шефство. Наряду с этим в книгу вошли письма к издателям, поэтам, критикам (Г.П.Федотову, Г.В.Адамовичу, Ю.П.Иваску и др.). Значительная часть писем публикуется впервые по данным из архива М.И.Цветаевой, частных коллекций и других источников. Многие письма сверены и исправлены по автографам.
Письма расположены в хронологическом порядке.

...
Максим Семеляк Ленинград. Невероятная и правдивая история группы
Ленинград. Невероятная и правдивая история группы

Книга, которую ждут миллионы - АВТОРИЗОВАННАЯ БИОГРАФИЯ ГРУППЫ ЛЕНИНГРАД! В этом году возрожденному "Ленинграду" исполняется 20 лет. Десятки альбомов, сотни видеоклипов, миллионы просмотров и скачиваний. "Ленинград" создает хиты и мемы. Творчество Сергея Шнурова обсуждают и осуждают, хвалят и ругают. Его любят и ненавидят, но равнодушных к песням Шнура просто нет. В книге "Ленинград. Невероятная и правдивая история" писатель и журналист, друг Сергея Шнурова, Максим Семеляк попытался объяснить феномен Шнура. И честно рассказать о том, как самая популярная группа страны работала все эти годы. В книгу включены размышления Сергея Шнурова, его интервью, заметки и комментарии. А также очень много фотографий из личных альбомов, многие из которых ранее нигде не публиковались.

Ленинград - пожалуй самая популярная группа в России. Песни Сергея Шнурова поют от Владивостока до Калининграда, потому что они про то, что действительно важно. Про жизнь, про любовь, про людей. Про "здесь и сейчас". 40 000 000 просмотров каждого клипа группы на Youtube 2 млн подписчиков Instagram Сергея Шнурова 300 000 подписчиков группы во Вконтакте
О чем эта книга
Это долгожданный всеми фантами проект- история создания самой популярной группы в России - "Ленинград", рассказанная Сергеем Шнуровым и музыкантами в интервью с близким другом коллектива - Максимом Семеляком. К юбилею группы - 20 лет.
Для кого эта книга
- Для фанатов группы
- Для тех, кто хочет узнать больше о группе
Фишки книги
- 40 000 000 просмотров каждого клипа группы на Youtube 2 млн подписчиков Instagram Сергея Шнурова
- 300 000 подписчиков группы во Вконтакте
- Авторизованная биография группы
- Эксклюзивные фотографии домашнего архива Сергея Шнурова
- Первое большое и официальное издание по самой популярной группе России

...
Патрисия Гуччи Во имя Гуччи. Мемуары дочери In the Name of Gucci: A Memoir
Во имя Гуччи. Мемуары дочери
Патрисия Гуччи рассказала о своем отце как о человеке, а не как о главе бренда. Передала всю атмосферу, царившую внутри семьи, особенно много внимания уделила тайной женитьбе Альдо Гуччи на Бруне Паломбо (своей матери), которая была младше его на 30 лет. В книге она использует откровенные письма, которые Альдо писал своей возлюбленной, а также в деталях рассказывает и о своих взаимоотношениях с отцом.

Настоящие эмоции и страсти, любовь и предательство. Всё в духе итальянских семейных историй. Патрисия Гуччи раскрыла все подробности тайного романа своих родителей. Рассказала о сложных отношениях с первой женой отца и сводными братьями, а также о становлении бренда GUCCI. "Пусть он не был величайшим отцом в мире, зато он был единственным моим отцом", - пишет автор.

О чем эта книга: Отец был старше матери на 30 лет. Они долго не афишировали отношения. Он жил на два дома. Но через много лет сыновья отомстили ему, сделав всё, чтобы Альдо попал в тюрьму. Но он выдержал этот удар судьбы и после смерти оставил все свое состояние единственной дочери, лишив наследства предавших его сыновей.

Для кого эта книга:
- для тех, у любит формат мемуаров и TRUE STORY;
- для всех любителей моды.

Фишки книги:
- большое количество редких, семейных фотографий;
- в книге цитируются любовные письма Альдо Гуччи и матери автора Бруны Паломбо;
- в мемуарах упоминаются имена и рассказывается о встречах с такими людьми, как Грейс Келли, Лучано Паваротти, Кэри Грант, Грегори Пек, Нэнси Рейган, Принц Чарльз.
- эта часть семейной саги оставалась неизвестной. Более того, все попытки снять полнометражный фильм о семье Гуччи натыкались на сопротивление нынешних представителей династии, которые так и не дали на это разрешения;
- в книге много итальянских фраз и выражений, что несомненно придает колорит.

Об авторе: Патрисия Гуччи, внебрачная дочь Альдо Гуччи. Уже во взрослом возрасте получившая право носить его фамилию и унаследовавшая все его состояние. Была членом совета директоров Gucci, занимается большим количеством собственных разнообразных проектов, связанных с миром моды.

Отзыв: "Публике кажется, что закулисье модных домов также гламурно искрится, как модели на подиуме. Но на деле все оказывается совсем иначе. Даже у великих дизайнеров есть много скелетов в шкафу. Эта книга - по-итальянски яркая история любви, ненависти и предательства." Журнал COSMOPOLITAN
...
Акунин Борис Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
  • Продолжение самого масштабного и амбициозного проекта десятилетия от Бориса Акунина!
  • История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
  • Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
  • Суммарный тираж изданных за четыре года книг проекта - более 1 500 000 экземпляров!
  • Тома серии богаты иллюстрациями: цветные в исторических томах, стильная графика - в художественных!
  • Велик ли был Петр Великий? Есть лишь четыре крупных исторических деятеля, отношение к которым окрашено сильными эмоциями: Иван Грозный, Ленин, Сталин - и Петр I. Доблести Петра восхвалялись и при монархии, и в СССР, и в постсоветской России. "Государственникам" этот правитель импонирует как создатель мощной военной державы, "либералам" - как западник, повернувший страну лицом к Европе.

    Аннотация:
    Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории. Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское. И если русская литература "вышла из гоголевской шинели", то Российское государство до сих пор донашивает петровские ботфорты.
    Эта книга про то, как русские учились не следовать за историей, а творить ее, как что-то у них получилось, а что-то нет. И почему.

    "Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".

    Борис Акунин



    Об авторе:
    Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалвович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы.
    Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом.
    "Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых.

    О серии:
    Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая историческая книга серии появилась через год. Исторические тома проекта "История Российского Государства" выходят каждый год, поздней осенью, став таким образом определенной традицией. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Четвертый - "Семнадцатый век" в 2016 году, и вот пятый - "Царь Петр Алексеевич" - появится на прилавках книжных магазинов страны в конце ноября 2017.
    Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".
  • ...
    Александр Ширвиндт В промежутках между
    В промежутках между
    Вся наша жизнь - это существование в промежутках между. Между юбилеями и панихидами, между удачами и провалами, между болезнями и здоровьем, между днем и ночью, вообще, между рождением и смертью возникает пространство, когда человек вынужден подумать. А когда начинаешь думать, то рефлекторно хочется поделиться чем-нибудь с кем-нибудь, кроме самого себя…...

    Почти погасла лампа, но на миг
    Последний яркий пламень в ней возник.

    Уже почти что пуст часов сосуд,
    Но капли редкие еще текут.

    Как будто им дано восстановить
    Часов и дней разорванную нить…

    Будь из железа наш любитель жен –
    Ведь и тогда расплавился бы он.

    Неутомим, он долго все сносил
    И наконец совсем лишился сил.

    Да-цин начал хиреть, но никто даже замечать не хотел его недуга. В первое время, когда Хэ Да-цин пытался отказываться от любовных забав, монахиням казалось, будто он просто-напросто увиливает от главной своей обязанности. Вскоре, однако ж, он до того ослабел, что подолгу не мог подняться с постели и тут они не на шутку встревожились. Сперва они хотели отправить его домой, но волосы у Да-цина еще не отросли, а монахини боялись, как бы родня гулящего, узнав правду, не обратилась в суд. Тогда им несдобровать, да и самой обители, пожалуй, грозит бесславный конец. Но и оставлять больного нельзя! Что, если случится непоправимое и он умрет – мертвое тело ведь никуда не спрячешь! Дознаются местные власти, все обнаружится, и беды не миновать. Даже лекаря пригласить и то опасно. Оставалось лишь одно – послать служку к врачу, чтобы он рассказал о болезни, спросил совета и купил лекарств. Дни и ночи монахини настаивали целебные травы и выхаживали больного в надежде, что он поправится. Но было уже поздно: Да-цину становилось все хуже, он уже едва дышал.

    – Что делать? Что делать? Ведь он кончается! – восклицала в смятении Кун-чжао.

    – Ничего! – ответила ее подруга, подумав. – Скажем служке, чтобы он купил несколько даней извести. Когда Да-цин умрет, мы собственными руками обрядим его в монашеское платье и положим в гроб. А гроб у нас уже есть – тот, что приготовлен для настоятельницы. Вместе с прислужниками и послушницами мы отнесем тело в дальний конец сада, выроем яму поглубже, а гроб засыплем известью. Так схороним, что ни добрые духи, ни злые бесы не отыщут!

    В тот самый день Хэ Да-цин лежал в комнате Кун-чжао. Он вспомнил свой дом и горько заплакал при мысли, что умирает вдали от родных.

    – Не огорчайтесь, господин! – пыталась утешить его Кун-чжао, отирая слезы, которые катились из его глаз. – Вы скоро поправитесь.

    – Случай свел меня с вами. Я думал, что счастье будет сопутствовать нам вечно, но судьба безжалостна, и, как ни горько, нам приходится расстаться на полпути. С тобою первой вкусил я любовь в этой обители и потому именно тебя хочу просить о помощи. Это очень важно для меня, не отвергай же мою просьбу.

    – Говорите, господин, разве я смогу вам отказать! – воскликнула Кун-чжао.

    Хэ Да-цин вытащил из-под подушки ленту. Она была двухцветная – половина изумрудная, как оперение попугая, половина желтоватая, словно кошачья шкурка. Это цвета уточек-неразлучниц – символа супружеской верности. Да-цин протянул ленту монахине и, глотая слезы, промолвил:

    – С того дня, как я у вас, я ничего не знаю о своей семье. Последнее мое желание Кепка – чтобы ты передала эту ленту моей жене. Она сразу все поймет и придет проститься со мною. Тогда я смогу умереть спокойно.

    Кун-чжао тотчас велела послушнице сходить за Цзин-чжэнь. Узнав о просьбе Хэ Да-цина, Цзин-чжэнь сказала:

    – Мы скрыли в обители мужчину и тем нарушили все святые заповеди до единой. Мало того – мы довели нашего гостя до гибели. Если здесь появится его жена, едва ли она согласится молчать. Что мы тогда станем делать?

    Кун-чжао, нравом более мягкая и уступчивая, чем ее подруга, была в замешательстве. Тут Цзин-чжэнь выхватила у нее из рук ленту и забросила под самый потолок. Знак супружеской верности зацепился за белку и повис. Как долго он теперь не появится на свет?

    – Что я скажу Хэ Да-цину? – воскликнула Кун-чжао в испуге.

    – Скажи, что мы послали ленту со служкой. Нас он ни в чем не заподозрит, даже если жена и не придет.

    Несколько дней подряд Хэ Да-цин справлялся, нет ли каких известий, а потом решил, что жена обиделась и не хочет к нему прийти. Он впал в отчаяние, громко стонал и плакал. Немного спустя наступил великий рубеж его дней, и он скончался.

    В загробный мир ушел Да-цин,
    Бездумный и блудливый, –

    И больше нет в монастыре
    Монахини фальшивой.

    Монахини всхлипывали втихомолку – громко рыдать они боялись. Они омыли тело Хэ Да-цина душистою водою, обрядили его в новое монашеское одеяние, а потом, кликнув обоих прислужников, досыта их накормили и, когда стемнело, с горящими свечами в руках, направились в дальний конец сада к огромному кипарису. Прислужники вырыли глубокую яму, насыпали в нее извести и поставили гроб настоятельницы. Потом возвратились в покои Кун-чжао, положили умершего на створку двери и понесли к могиле. Монахини уложили Да-цина в гроб, прислужники плотно закрыли крышку и заколотили гроб гвоздями. Сверху они насыпали еще извести, завалили яму землей и все старательно разровняли, так что никаких следов погребения не осталось.

    Бедняга Хэ Да-цин! Со дня праздника Поминовения усопших, когда он впервые повстречался с монахинями, прошло немногим более трех месяцев, а жизни его уже настал конец! Перед смертью он так и не увидел ни жены, ни сына. Промотав значительную часть своего состояния, он обрел конец в могиле, вырытой в заброшенном саду. Поистине судьба этого человека достойна глубочайшего сожаления. Верно говорит о нем следующее стихотворение:

    Совет мой: духов злых не трогай,

    Иди всегда прямой дорогой.

    Что привело тебя в обитель,
    Запретных радостей любитель?

    Тебя монахини обрили,
    Потом в глухом саду зарыли,

    В могиле потаенной скрыли.
    Нет на земле твоих следов.

    Таков конец
    Любителя цветов.

    А теперь мы обратимся к жене умершего – госпоже Лу. Первые четыре или пять дней после праздника Поминовения она нисколько не тревожилась о муже, в полной уверенности, что он веселится с певичками в каком-нибудь из домов радости. Но прошло еще дней десять, а Да-цин все не возвращался. Госпожа Лу послала слугу обойти все веселые дома и расспросить о муже. Оказалось, что после праздника его никто не видел. Миновал месяц – Хэ Да-цин пропал, как в воду канул. Госпожа Лу встревожилась не на шутку. Она плакала, не переставая, и наконец решила расклеить повсюду объявления о пропаже. Все Кепка было попусту!

    Надвинулась осень, лили затяжные дожди. Дом Хэ Да-цина во многих местах дал трещины и расселся, но госпожа Лу не хотела нанимать мастеров без хозяина. Наступила, однако ж, одиннадцатая луна, и мастеров все-таки пришлось позвать. Однажды, когда госпожа Лу расплачивалась за сделанную работу, ее внимание вдруг привлекла лента, которою был опоясан один из мастеровых. Лента в точности походила на ту, что обычно носил ее исчезнувший супруг. Сильно встревоженная, она велела служанке сказать мастеровому, чтобы он дал ей взглянуть на ленту поближе. Звали этого мастерового Третьим Куаем. Он был сведущ в гончарном, столярном и строительном ремесле, был знаком каждому в доме богача Хэ. Куай тотчас исполнил просьбу хозяйки, и лента оказалась в руках госпожи Лу. Внимательно осмотрев ленту со всех сторон, она убедилась, что ошибки быть не может: эта лента принадлежала ее мужу. Об этом можно сказать стихами:

    О людях память никогда
    Не исчезает без следа;

    И вот монахиням грозит
    Неотвратимая беда.

    Когда-то давно супруги купили две одинаковые лепты – одну мужу, другую жене. Хэ Да-цин исчез, но след его, оказывается, не стерся без остатка!

    Когда госпожа Лу увидела ленту, из ее глаз невольно брызнули слезы.

    – Где ты взял эту ленту? – спросила она Куая.

    – Я нашел ее в загородной обители, у монахинь.

    – Как называется обитель и как зовут монахинь?

    – Обитель Отрешения от мирской суеты. В монастыре два двора – восточный и западный. Восточный занимает монахиня Кун-чжао, западный – Цзин-чжэнь. С ними живут несколько послушниц, которые еще но приняли пострига.

    – А сколько лет этим монахиням?

    – Около двадцати. И обе хороши собой.

    «Не иначе как муж спутался с этими монахинями и скрывается у них, – подумала госпожа Лу, услышав ответ мастерового. – Возьму-ка я с собою слуг, позову Куая в свидетели и сегодня же пойду в этот монастырь. Все вверх дном переверну, а правду узнаю. – Госпожа Лу была ужо готова взяться за дело, но вдруг ее охватили сомнения. – А что, если муж просто обронил эту ленту? Тогда я погублю монахинь без вины. Нет, надо сперва хорошенько все разузнать».

    – Скажи, а когда ты нашел у них ленту? – спросила она Куая.

    – С полмесяца назад, не больше.

    «Выходит, полмесяца назад муж был еще там? Как же это понять?»

    – А где ты ее нашел?

    – В восточном флигеле, на балке под потолком. Там стала протекать крыша, и меня позвали переложить черепицу, вот тогда я и нашел эту ленту. Осмелюсь спросить у вас, госпожа, отчего она вас так занимает?

    – Это лента моего мужа. С самой весны о нем ни слуху ни духу. Я увидела ленту и подумала: где вещь, там и хозяин. Хочу сегодня же пойти вместе с тобою в обитель и спросить у монахинь про мужа. Если удастся его разыскать, я щедро тебя отблагодарю.

    – Что вы, что вы, госпожа? Я-то тут при чем? – испугался мастеровой. – Ленту я нашел – это верно, но о вашем уважаемом супруге знать ничего не знаю!

    – Сколько дней ты у них проработал?

    – Больше десяти, считая и работы на западном дворе. Они еще со мною до конца не рассчитались.

    – А моего мужа не видел?

    – За эти дни я обошел все помещения, но вашего Кепка хозяина нигде не встречал, верьте слову.

    «Если его там нет, ничего не докажешь, хотя бы и с этою лентой! – подумала госпожа Лу. – Но лента оказалось в монастыре неспроста. Третий Куай сказал, что монахини еще с ним не разочлись. Дам я ему лян серебра, и пусть он все там разузнает, когда будет рассчитываться. Глядишь – и откроются какие-нибудь следы. Если муж жил у монашек, след должен остаться».
    Яндекс.Метрика

    Мир китайской повести – удивительно пестрый, красочный, разнообразный. В нем фантастика соседствует с реальностью, героика – с низким бытом. Ярко и сочно показаны нравы разных слоев общества. Одни из этих повестей напоминают утонченные новеллы «Декамерона», другие – грубоватые городские рассказы средневековой Европы. Но те и другие – явления самобытного китайского искусства.
    18+ только для взрослых